Гадский возраст. О трудных родителях подростков - Психолог в СПб

Перейти к контенту

Главное меню:

Гадский возраст. О трудных родителях подростков

Статьи автора > Подростковая психология
Убедительная просьба, не копировать частично или полностью текст статьи, не размещать на сайтах и блогах, не присваивать авторство этому материалу.

От чего зависят гармоничные отношения родителей и детей

Обрести гармонию в детско-родительских взаимоотношениях - мечта многих. От чего зависит это счастье...

Психологические трудности подростков

Чтобы справиться с подростковыми трудностями и наладить доверительные отношения со своим ребёнком, родителю необходимо знать психологию подростка...

Консультация психолога-конфидента для подростка - 800 руб./1 час очно или по скайпу.
Выезд на дом в СПб и Выборг и часть лен.области бесплатно.
Бесплатный выезд на дом
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ТРЕНИНГ ДЛЯ ГИПЕРАКТИВНЫХ ДЕТЕЙ И ГИПЕРАКТИВНЫХ ДЕТЕЙ ЛЕВШЕЙ ОЧНО ИЛИ ПО СКАЙПУ
Программа состоит из 8-10 занятий по 45-60 мин. Стоимость каждого занятия 600 руб. для ребёнка до 8 лет и 800 руб. старше 8 лет, включая выезд на дом. Стоимость скайп-тренинга  та же.
Программа индивидуального тренинга включает себя занятия на развитие внимания, эмоционально-волевой сферы и межполушарных связей,  коррекции самооценки, интуитивное рисование, усиление самоконтроля.
Каждая 3-я телефонная консультация в подарок (при консультациях не реже 1 раз в неделю)
Подписаться на новости
Подписаться
Отписаться
Это статья не про трудных подростках, она об их родителях.
Почти все знают, как непрост кризисный период взросления. Многие мечтают, чтобы он был гладким и тихим у их детей. И, тем не менее, на ряд родителей выпадают жестокие испытания.
И это непросто вымотанные нервы, а возможно и утрата жизни своего ребёнка. У взрослых есть некоторые личностные особенности, благодаря которым они неизбежно сталкиваются со всеми перипетиями острого подросткового периода, но об этом немного ниже. Вначале о главном в подростковости.
 
ЭГО-ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ЦЕЛЬ
В возрасте 13-18 лет решаются две основные задачи. Нужно отделиться от родителей и обрести свою автономность, и второе, сформировать эго-идентичность. Достижение эго-идентичности дело не одного дня, а достаточно длительный процесс поиска себя через интеграцию подростком своих социальных ролей и самореализацию через различные интересы. Эрих Эриксон выделил следующие типы эго-идентичности: достижение, мораторий, предрешённость, диффузия. При моратории идёт очень активный поиск себя, но идентичность не достигнута. При диффузии нет ни поиска, ни идентичность не достигнута. Мечта типичного родителя, который предпочитает гладкий подростковый период – это эго-идентичность «Предрешённость». Подростки, у которых развивается эта идентичность, не проходят через кризис, активный поиск себя, а принимают на веру ценности, идеалы своих мамы и отца. Будущую профессию выбирают по их рекомендациям.
Казалось бы, полная гармония. Чем плох такой тип эго-идентичности? Дело в том, что подрастающий человек проскакивает мимо личностного переворота, а значит последующие кризисы, 25,30,43 лет будут протекать очень тяжело. Без кризисов невозможно личностное развитие. Это необходимый слом старого во имя новой продуктивной жизни. Тем не менее, «предрешённость» у подростков возникает достаточно часто. Родители, у детей которых формируется такая эго-идентичность, предпочитают контролировать и/или гиперопекать своих детей, часто из самых лучших побуждений.
 
САМЫЙ ТРУДНЫЙ РОДИТЕЛЬ
Однако наибольшие сложности поджидают авторитарного родителя. Прийти к достигнутой идентичности с таким родителем подростку очень сложно. Как правило, эти тинэйджеры обретают либо диффузную эго-идентичность, либо мораторий. Недоросль хочет отделиться, стать автономным, очень сильна реакция эмансипации. Авторитарный родитель, привыкший контролировать ситуацию, будет препятствовать обособлению своего ребёнка, тем самым вызывая гнев у него и сильную реакцию протеста. Выражаться она будет в стремлении всё сделать наоборот, наперекор своим «предкам», даже в противовес со здравым смыслом. И чем больше давление, тем больше протест. Тинэйджер конечно может подчиниться и «выдать» то, что от него хотят, но при этом станет тихо ненавидеть своих родителей, а возможно и бурчать себе под нос, как сдаст их в будущем в дом престарелых. Самые большие трудности при общении со своим ребёнком-подростком испытывает именно авторитарный человек.
В психологии выделено четыре стиля воспитания: либеральный, попустительский, авторитетный и авторитарный. И, если авторитетный основывается на личностном авторитете родителей (они умеют выстроить эмоционально тёплые отношения, требовательны, но объясняют свои требования, уважительно относятся к своим детям), то авторитарный стиль базируется на преимуществе силы. Такой человек либо подчиняется более сильному, преклоняется, раболепствует, либо довлеет над более слабым. Родитель чувствует себя старше и сильнее своего шкета.
Основная его ошибка – это перенос стратегий и тактик воспитания с младшего на более старший возраст. Нравоучения, морализаторство, это правильно – это неправильно, запреты, наказания, отчитывания в принципе допустимы в дошкольном и младшем школьном возрасте, но в подростковом, когда все силы и энергии здорового, нормально развивающегося подростка направлены на то, чтобы вырасти, обращения с ним, как с маленьким, вызывают мощный протест против родительского контроля. Объясняется это стремлением жить, развиваться, обрести себя. Первое возражение против демократического (авторитетного) стиля воспитания таких родителей: пусть тогда сам зарабатывает, полностью возьмёт ответственность за свою жизнь, учёбу. Но он же не способен на это, такой шанс ему мы уже предоставляли. В результате, скатился до двоек, начались пропуски школы и секций, а к родителям «только дай». Тут речь идёт уже о диффузной идентичности подростка с одной стороны, то есть, когда и через кризис подросток не проходит, и эго-идентичность им не достигнута. Ребёнок, живущий по командам своих родителей, вырастает безынициативным, несамостоятельным, неактивным, то есть попусту безвольным, ведь воля «на корню» подавилась или в раннем детстве, или ребёнок был сломан в трёхлетнем кризисе.
 
ПЕРВОЕ ПОПЫТКА ОТДЕЛИТЬСЯ ОТ МАТЕРИ
Основная задача человека в возрасте 3-х лет (+, - 1 год) – разорвать психологическую пуповину. Это возраст психологического рождения, обретения своего Я. Уже не Мы, «мама» и «Я», а именно «Я». В связи со всевозможными страхами: одиночества, потерей контроля над своей жизнью и жизнью ребёнка, неуверенности в своей родительской компетентности, инфантильности и несамостоятельности, мама может препятствовать этому отделению. В результате, воля ребёнка блокируется. Идеальный вариант развития событий, это поощрение автономии и независимости малыша, поддержка его советом, без ругательств и наказаний за активное исследование мира, вызывающих чувство вины. Ведь, если препятствовать полноценному проживанию кризиса – последующий будет более тяжёлым, деструктивным и затяжным. В этот капкан попадают родители несамостоятельные, боящиеся жизненных сложностей, спонтанности, обладающие повышенным желанием всё контролировать. Стремясь избежать жёстких проблем со своими детьми, они в итоге сталкиваются с фактически непреодолимыми трудностями в детско-родительских взаимодействиях. Это нарушенная коммуникация родителей и их детей, обостряющаяся до предела в подростковом возрасте, употребление ПАВ, «забивание на учёбу», невыполнение своих домашних обязанностей, очень быстрая смена интересов, бравада, промискуитет. И это не зараза какая-нибудь, болезнь или вирус, а следствие личностной незрелости, эмоционально-волевых нарушений, психологической неготовности преодолеть «переходный» возраст, пройти через кризис, в силу отсутствия внутренних ресурсов, и в тоже время столкновение с необходимостью пережить этот «гадский период обретения взрослости. Усугубляют ситуацию среда, близкие люди. При всей кажущейся взрослости (высокий рост у парней, округлые формы у девушек), сущность совсем ещё детская. Такой личности просто необходим уверенный в себе зрелый человек, которому никогда в голову не придёт ломать, а который будет поддерживать. Поэтому у подростков часто возникает стремление «испытывать», проверить на прочность взрослого. И, если последний взорвётся, покажет себя психом, начнёт говорить о том, что не знает, что делать, как справиться с ситуацией, будет плакать, истерить, то уважение к себе и авторитетность свою потеряет. Тинейджер не захочет с ним общаться. Отношения станут носить целиком потребительский характер.
Итак, можно наметить некоторые родительские черты, способные усилить подростковый кризис. Это авторитаризм (уважение силы, тяготение к давлению, повышенный контроль), несамостоятельность, слабая воля, инфантилизм, страх перемен, страх одиночества, неуверенность в своей родительской компетенции, психическая неустойчивость, истеричность.
 
НЕСОВЕРШЕНСТВА
Однако есть ещё много характерных особенностей в личностях родителей, осложняющих протекание переходного периода у их детей. Одни из которых – страх совершить ошибку, боязнь собственного несовершенства. Эти переживания имеют много общего с перфекционизмом. В чём же корень зла в таких, казалось бы, неплохих и безобидных качествах? «Идеальный родитель», сталкиваясь с грубостью своего ребёнка, сильной эмоциональной неуравновешенностью, патологической ленью, безответственностью, может быть с промискуитетом и употреблением ПАВ, в глубине души понимает, что допустил серьёзные ошибки в воспитании своего чада. Сама мысль о собственной родительской некомпетентности и несовершенстве вызывает ужас, но страх совершить ошибку, быть неидеальным такой сильный, что буквально блокирует любую возможность объективно посмотреть на ситуацию. Такому родителю не признать, что он что-то делает не так, и собственный ребёнок видится исчадьем ада, а кого ещё винить во всём? Дети, как маленькие, так и школьники, да и подростки, очень чувствительны ко лжи. Им импонирует честность человека перед самим собой, и, если они ощущают, что их родитель слеп к собственным ошибкам и с «пеной у рта» доказывает свою «правоту», они отдаляются от него. Коммуникация становится ещё более нарушенной, а часто сходит совсем на нет. Одним из выходов в таких обстоятельствах будет: родителю сообщить своему подростку: «Я живой человек, я могу ошибаться, и я часто ошибаюсь и бываю неправым, прости меня за это, возможно я запутался». Это первый, но очень широкий шаг к своему дочери/сыну, помогающий восстановить коммуникацию. Второй шаг: это перестать требовать «правильное поведение»: «руки по швам», «бантики», «ладошки на коленках».  Для подростка опрокидывание его в младший школьный возраст – унизительно, и вызывает ненависть к своим родителям. Новая, но понятная и приемлемая для него форма взаимодействия – это дискуссия, обмен различными мнениями. Например, можно уважительно у него/у неё спросить, что он/она думает на тот или иной счёт, какое его/её мнение? Потом высказать свою точку зрения. Такая коммуникация выносит общение на уровень «взрослый-взрослый». Это взаимодействие на равных. Ваш подросток будет очень благодарен Вам за то, что Вы поддерживаете и помогаете ему повзрослеть, а не стремитесь удержать его любой ценой в детстве.
Конечно же истинная взрослость требует взятия ответственности за свою жизнь и личностной зрелости. Выработать и обрести их возможно с помощью личного родительского примера, обсуждения различных жизненных ситуаций, формирование новой условно-рефлекторной связи «поступок – последствие». Старая же модель коммуникации «Родитель – ребёнок, где родитель поучает и наставляет своего ребёнка, не работает. У тинэйджера при нормальном развитии включится реакция протеста. Родитель усилит контроль. Отчуждение станет труднопреодолимым. Другая распространённая модель поведения родителей со своими «трудными детьми» напоминает преступника и надзирателя. Подлеток, сотню раз неоправдавший родительские ожидания, воспринимается как правонарушитель, незаслуживающий никакого доверия. Если родитель прекратит свой надзирательский контроль, то школа не будет закончена, начнётся бесконтрольное употребление алкоголя и других ПАВ, бардак в комнате. Возникает замкнутый круг. Контроль обостряет возрастной перелом или наоборот нивелирует его. Поэтому первое что нужно сделать, это признать, что «Да, в Вашей семье сейчас у одного из её членов «кризис переходного возраста», и это не повод вешаться». Рано или поздно он пройдёт. Воспитывать, читать нравоучения сейчас уже поздно, и омолаживать своё чадо, отправляя его своей манерой общения в более ранний возрастной период, ни к чему. Второе, необходимо приложить все усилия, чтобы наладить коммуникацию, как детско-родительскую, так и вообще семейную. Наверняка Ваш сын или дочь, когда Вы с «открытым сердцем» пытаетесь поинтересоваться его/её жизнью, что-то бурчат себе под нос. Это означает лишь одно – они не хотят с Вами общаться, потому что Вы мешаете проходить через кризис. «Насильно мил не будешь», «Бесполезно стучаться в наглухо закрытую навсегда дверь».  Остаётся лишь признать, что «Да», Ваш ребёнок не соответствует Вашим ожиданиям, и недостатков в нём больше, чем достоинств. Второе, Вы и сами несовершенны, и далеко неидеальный родитель. Поэтому нужно принять и себя, и своего ребёнка такими, какие вы есть. Кто не мечтает об этом? Полное созвучие.
А дальше искренне поинтересоваться, чем живёт Ваш близкий человек. Поделиться и своими новостями, мыслями, впечатляющими событиями. Для хорошо развитых коммуникативных навыков необходимы такт, чуткость, отзывчивость, эмпатия, твёрдость характера, умение сказать: «Нет».
 
СЕМЕЙНЫЙ УЗЕЛ
«Семейный узел», развод, предразводная ситуация также интенсивно обостряют или затягивают переходный период. В то время, когда человеку 13-17 лет, его родителям часто 43-45, младшим гешвистерам 3, 7 лет, браку лет 14. Это всё - года возрастных кризисов. Когда их несколько в семье, личностный кризис каждого усиливается многократно. Одним из тяжёлых испытаний является этап развития супружества «экспериментирование с независимостью». Это сложный период, наступающий после долгих лет брачного союза. Приходят скука, пресыщенность в отношениях, часто отчуждённость. Начинает хотеться «вкусненького», свежести, свободы. Кому-то из супругов, а иногда и обоим, необходимо почувствовать себя независимыми от брака. Как правило, это делается с помощью измен, активного ухода в карьеру, усиленной заботой о своём здоровье и теле. Очень часто брак распадается, не переживя такой кризис, либо отношения среди её членов накаляются до предела и уничтожают внутрисемейную коммуникацию окончательно. Подросток в такой семье становится «козлом отпущения», на него вешаются все смертные грехи за собственную беспомощность, неумение увидеть, нежелание исправить, «навести порядок в своей персональной жизни».
Переходный возраст нарушает привычное спокойствие семьи. Не зря он зовётся периодом бури и натиска. И дело не только в том, что это бурные, взрывные годы, гормональные перепады, слабый самоконтроль. Подросток – это увеличительное зеркало для своих родителей. Будет ли в них столько смелости, чтоб глянуть в него? Мудрости и зрелости, чтобы рассмеяться и вспомнить одно золотое правило «Мы не можем изменить другого человека, но мы можем измениться сами», и тогда обязательно отношение первого к нам и поведение его станут иными». А разве настоящее родительство не начинается в признании своего участия в том, что происходит со своим ребёнком в себе, виденье первопричины в себе, с ответственности за это?
Надежда Храмченко

30.03.2017
КОММЕНТАРИИ

Комментариев нет
 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню Яндекс.Метрика